» » Байки офицера-подводника. Нукус

Байки офицера-подводника. Нукус

Не знаю, какой светлой голове в Министерстве обороны пришла мысль, что узбеки непременно должны служить срочную службу в подплаве. Но так или иначе, в конце апреля 1988 года меня вызывает командир и радует известием, что через неделю мне предстоит отправиться в командировку в столицу Каракалпакской АССР в город Нукус для доставки в учебный центр будущих подводников. В то время мы находились в славном городе Северодвинске. Нашу красавицу достраивали на стапелях в самом большом в Европе 55-м цехе. Его площадь была такой, что на крыше легко можно было разместить 11 футбольных полей. Но, об этом как-нибудь в другой раз.

Не сказать, что я был особенно этому рад, хотя почему бы и не посмотреть на другие страны и народы. Тем более по приказу и за счет Министерства обороны. Больше была недовольна супруга, ибо мы планировали дальнейшее увеличение семьи. Но приказы не обсуждаются и в первой декаде мая меня встречал грязный замызганный вокзал г.Нукуса. 

Сказать, что я был ошарашен, это слабо. Это был совершенно другой мир. Главная улица города еще была более-менее привычной, но стоило отойти от нее на сотню-другую метров, как попадал в средневековье. Глинобитные мазанки, арыки, тандыры и ишаки, являвшиеся основным транспортом для местных жителей. А еще громадные собаки. Предполагаю, что сэр Генри, увидев их счел бы собаку Баскервиллей щенком. Иногда попадались чайханы в которых сидели убеленные сединами старцы, одетые в толстые цветастые халаты и тюбитейки, попивающие горячий чай на 35-градусной жаре. 

Поразил ассортимент книжных магазинов. Книги, которых в Москве или Ленинграде было не достать, там лежали совершенно свободно. Дюма, Конан Дойль, Дрюон. Были издания и на национальных языках. В основном, конечно же, классика. Пушкин, Лермонтов, Толстой. Это к вопросу о том, как коммунисты "гнобили" национальную культуру.

Кандидатов на первую группу подводником в истории Каракалпакии отбирал лично военком Республики, подполковник двухметрового роста с пшеничными густыми усами, мягким южнорусским говором и довольно распространенной украинской фамилией. Основным критерием было хорошее знание русского языка. Увы, из 20 человек команды таких набралось всего около половины, остальные хотя бы с третьего-пятого раза могли понять, что от них требовалось. Захожу на призывной пункт, сидят мои "зайчики" в квадратиках нарисованных на асфальте, покуривают, жуют насвай. Одеты бедненько, кое-кто в выцветших халатах и туфлях стиля "от Хоттабыча". Забираю их и везу в баню на автобусе арендованном для этой цели военкоматом. Водитель тут же начинает собирать с бойцов по 15 копеек за проезд. Пришлось строго зыркнуть на него и заставить вернуть деньги. По 10 копеек пытался слупить с них и банщик, но когда водитель полопотал с ним на своем языке усиленно кивая в мою сторону, тоже охладел к дармовому заработку.

Чуть позже, когда мы сидели с водителем в тенечке и курили, у меня возникли вопросы в своей правоте. Он пояснил мне, что это не мелкое взяточничество, а вполне естественная для них вещь. А как еще может простой человек собрать деньги на калым? Нет калыма - нет жены. И минимум надо около трех тысяч рублей. За эти деньги тебе подсунут неизвестно какого "крокодила" под паранджой, а если хочется посимпатичнее, то готовь и 5 и 10, а то и 15 тысяч. Больше я в эти вопросы не вмешивался. Конечно, я был там власть. Любой человек с погонами там власть, а человек в неизвестной форме с погонами вообще власть-власть.

Время отбытия будущих защитников Родины утаить было невозможно. Поезд проходил через Нукус всего раз в сутки, поэтому провожали команду человек, наверное 200. От мал до велика. Почтенные аксакалы по случаю проводов в армию своих, скорее всего правнуков, одели праздничные халаты с орденами и медалями, заслуженными на полях Великой Отечественной и в тылу ударным трудом. Сновали многочисленные братья и сестры отъезжающих, отцы давали напутствия и просили не осрамить седины старцев. Мамы и бабушки, вытирая слезы, все продолжали подсовывать в вагон все новые и новые узелки со всевозможной восточной снедью. Самое интересное, что не было никаких записных речей от представителей партии, комсомола и администрации города.

Наконец поезд дал гудок и под плач мам призывников тронулся от перрона. За окном снова замелькали унылые пейзажи с чахлой растительностью изредка нарушаемые ударными группировками кораблей пустыни. Наш путь лежал на Север, но по очень хитрой траектории. Через Ташкент, где в вагон должны были подсадить еще две группы, Петропавловск (Казахский), Свердловск (нынешний Екатеринбург), а дальше какими-то неведомыми тропами в обход больших городов на Архангельск.

Похожий на шарик проводник, узнав, что придется вести призывников, да еще и полный вагон, да еще и 7 суток, схватился за голову. Хотя, мне кажется, его печаль была скорее напускной. Маленькое лирическое отступление. Говорят, что для проводника "вешалка", когда в вагоне дембеля. Но, оказывается, есть пассажиры и пострашнее. Однажды, уже уволившись с Флота, пришлось добираться до Москвы на перекладных. В районе Чудово был свидетелем, как двое водителей междугороднего автобуса пообещали друг другу напиться после рейса до поросячего визга, ибо такого рейса у них никогда не было. Везли всего-навсего группу паломниц по монастырям. Четырнадцать часов! непрерывного! исполнения псалмов! Попытка включить любимый шансон была встречена в штыки, вплоть до предания анафеме, а возможно, и угрозе аутодафе.

Дав своим "зайчикам" около часа попереживать о покинутом на три долгих года, я начал налаживать организацию перевозки подразделения. Закатив минут на 40 политинформацию о текущем положении дел в Мире и оголтелой политике американской военщины закончил тривиальным сбором по 5 рублей с носа на непредвиденные расходы и как выяснилось в дальнейшем оказался прав.

Первым делом, выделил себе командирское купе, куда занесли выданный сухпай (говяжья тушенка, каши с мясом в банках, сгущенка, сахар, масло, чай и пр.). Неведомым образом откуда-то появились и несколько больших узлов с пирогами и сладостями. Никто так и не признался. Тут же, из собранных денег, оплатил комплекты постельного белья и заставил заправить постели. Чем еще занять 20 человек в поезде я не знал. А когда на Флоте не знают чем занять личный состав, то объявляют либо строевые занятия либо большую приборку. 

Со строевыми занятиями как-то было проблематично, поэтому остановился на втором варианте и объявлял ее каждые 4 часа. Кто-то попытался мне возразить, что не мужское дело, мол, мыть полы. Для этого есть женщины. Но попытка бунта была подавлена на корню моим обещание сослать всех чистоплюев на Новую Землю к полярным медведям и пингвинам (хорошо, что они не знали, что пингвины только в Антарктиде), куда самолет летает раз в пять лет, но каждый день начинается с ядерного взрыва. В общем, вагон блистал чистотой как у кота причиндалы. Проводник был на вершине блаженства. 

Не буду мучить уважаемых читателей пересказом в принципе однообразных будней. В Ташкенте в вагон подсадили еще две группы и мы доехали практически без эксцессов. Не считать же таковым двух бойцов, распивших бутылку водки, заботливо положенных кем-то из родственников, и насвинячивших.

Надо сказать, что железная дорога при подходе к Архангельску километрах в 40 имеет ответвление на Северодвинск. Мы прибыли туда уже около полуночи, а ближайший паровозик около 6 утра. Хоть ночи и белые, но все-таки прохладно. Смотрим, подмерзают бойцы в своих халатах и шлепанцах. Да и самим проводить ночь на платформе не хотелось. Благо рядом была автобусная остановка. Договорились с шоферами и за пару сотен (а было уже 6 команд) двумя автобусами перевезли всех в Северодвинск. Сдали пополнение на призывной пункт и пошли отсыпаться. Вот так и закончилось мое турне по Средней Азии.

На следующий день, заскочив в учебку для оформления бумаг, видел уже свою команду на плацу, в робах, тельняшках и беретах из крашенных чехлов от фуражек. Из всей команды подводником стал только один (парнишка от смешанного брака, знал пять языков). Встретил его через два года в Западной Лице со старшинскими погонами и знаком "За дальний поход" на груди. А остальные были разбросаны по многочисленным КПП и комендантским взводам Севера. 

Тут меня спрашивали, зачем нужны бойцы, не понимающие по русски. Подозреваю, что смысл в этом был. Понятно, что ни на корабль, ни на лодку такого служить не отправят, а вот в роту охраны....Ни грибник, ни американский шпион не сможет с ним ни о чем договориться. Если у него словарный запас "пропуск покажи" и "за далеко ходил есть", то однозначно притащат в комендатуру.


© Papont 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.